Клубная несправедливость

Клубная несправедливость

В публичных местах фейс-контроль решает – кто зайдет, а кто нет. Достаточно вспомнить сколько раз мы бесились из-за надписи на дверях клубов и пабов “Вход только парами”. Уверен, немногие заметили, что это правило никоим образом не принуждает девушек заходить с парнем. Они могут свободно заходить куда угодно и когда угодно, а парни – нет. Это правило  - настоящий феминистский фашизм. Кроме гендерной дискриминации, это еще и социальная несправедливость. А ведь действительно, кто решил, что одиночки не могут пить или танцевать. 

Для нас – армян эта “историческая несправедливость” иногда перерастает в локальный и межличностный социальный бунт. Неудивительно, что фейсконтрольщиков иногда бьют или стреляют в них. Причина в том, что перед вашими глазами куча парней беспрепятственно заходит внутрь, где, кстати, соотношение парней и девушек всегда 70/30. Если есть правило, то оно должно действовать для всех, потому как все равны перед законом. Жертвы несправедливости требуют хотя бы обьяснений. Самый яркий пример случился совсем недавно с Полом МакКартни, его подругой и другом: всем известно – что произошло, когда мегазвезду не пустили на афтепати премии “Грэмми”.

Когда я узнал, что фейс-контроль не пустил Пола МакКартни в клуб, сначала я пообещал себе больше никогда не спорить на тему почему меня не пустили внутрь. Потом я понял, что на самом деле там правило было ясным и обоснованным – нет пригласительного, значит не пройдешь. В то время как у нас обьяснение абсурдно и звучит как оскорбление: “Просто не пущу и все”. А вот если ты известный человек или сын какого-то влиятельного человека, то флаг тебе в руки.

Институт фейс-контроля появился в 70-х годах в нью-йоркском клубе Studio-54. Владельцы Стив Рубель и Ян Шрагер решили, что в их клуб могут зайти только те, кто выделяется оригинальностью своего прикида и толщиной кошелька. Они наняли сотрудников безопасности и велели им делать фейс- и дресс-контроль, решать – кто “in”, а кто “out”. Этот институт добрался до Москвы в 90-е, а в Ереван – в 2000-е. Но причины возникновения фейс-контроля там и тут категорически отличались. В Америке с помощью такого явления подчеркивали социальный статус, а в постсоветских странах оно появилось для того, чтобы криминальные элементы не заходили в этот клуб. В результате присутствия последних не только совершались убийства, но и развивалась наркоторговля.

Очередь перед клубом в Ереване и Нью-Йорке или Токио имеет совершенно разные причины. Зарубежом очередь появляется, потому что в клубе нет места, чисто физически туда невозможно попасть. В Ереване очереди – результат фейс-контроля, сотрудник тупо не пускает внутрь. Чтобы зайти в клуб в Нью-Йорке, не надо иметь с собой документ о совершеннолетии. Здесь проверяют на наличие оружия и наркоты. В Токио кроме этих двух правил действует еще одно – уже пьяные не могут зайти в клуб.

Есть золотое правило – если законы ясны, то проблем меньше. Если б это простое правило действовало для всех, то вечных разборок перед клубами и пабами не было бы. С другой стороны всем известно – почему тут вход только парами, и вышеуказанный закон не действует. На самом деле некоторых парней не пускают, потому что они, говоря на уличном языке, “кярту”. И фейс-контроль изначально возник, чтобы закрыть именно их вход в пабы и клубы. Но таким методом бороться с ними не очень-то получается. Парни решают свои проблемы по-мужски и оказываются внутри. А те, у кого нет настроения, энергии и времени на это, печально возвращаются домой, думая, что “в Ереване скукотища”. 

2066

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения.

 

Artur 1 марта 2016 г.
che mi tesak..
^ Наверх